Драматизм и гармония спортивной фотографии

Побелевшие от напряжения пальцы, вздутые жилы — штангист замер на мгновение, держа снаряд на груди и собираясь с силами, чтобы вытолкнуть его вверх… Гимнаст в полете вокруг перекладины с отчаянной надеждой смотрит на прогибающуюся под его руками сталь… На снегу сидит, укрытая наспех наброшенным одеялом, безмолвная и беспомощная фигура — лыжник отдал все, что только мог, яростному бегу, погоне за ускользающими мгновениями…

Как мне кажется, именно интерес к страстям человеческим, столь ярко выражаемым в спортивной борьбе, и стал чрезвычайно важным фактором в развитии спортивной фотографии.Многие помнят, какой была спортивная фотография не так уж давно, всего-навсего два десятилетия назад. Непрекращающийся поиск обязательных красот. Бронзовокожие тела атлетов, роскошные ледовые вензеля фигуристов, «ласточкой» летящие гимнасты, сияющие улыбки победителей. Спорт в этих фотографиях казался совершенно безоблачным, элегантным и даже идиллическим. Красота нередко подменялась красивостью. Но вот как-то исподволь, постепенно начали появляться даже в оперативных, уравновешенных газетных снимках какие-то черточки, детали, подробности, позволявшие догадываться, что путь спортсмена к лавровым венкам и золотым медалям не так уж прост и за пресловутыми «голами, очками, секундами» стоят годы самоотверженного тренировочного труда, добровольного отказа от доступных многим радостей земных, терпеливого залечивания почти неизбежных травм, бескомпромиссных сражений с соперниками, которые готовы заплатить за победу столь же высокую цену. Оказалось, что выражение «спорт — модель жизни» можно и нужно трактовать в том смысле, что если вся жизнь человека не проста и не лишена переживаний, то в спорте эта драма спрессована в какие-нибудь пятнадцать—двадцать лет. Вся: от робких первых шагов до тяжелой походки уходящего…
Нельзя сказать, что драматическая струя в спортивной фотографии в прессе напрочь вытеснила поэтическую. Да так, видимо, и не должно быть, поскольку спорт, будучи моделью жизни, столь же и разнообразен, сколь сама действительность. Нынешняя, весьма представительная, со вкусом и толком сформированная экспозиция отвела достаточно места тому и другому течению.
Залепленные грязью шлемы, изодранные майки, увязший в непролазной жиже мотоцикл, воспаленные глаза гонщика — и тут же совсем другое, цветастое, как русская шаль, созвездие нарядных, разноцветных машин, сверкающие каски, отбрасывающие блики и прячущие лица спортсменов огромные мотоциклетные очки. Смотрите, дескать, сопоставляйте, выбирайте ту авторскую позицию, какая вам ближе. Мне тоже нравится, когда красиво. Но только, думаю я, куда менее эстетичные фотографии, показывающие спорт как борение, очень для нас важны. Мне представляется, что фотографы — профессионалы и любители, нацеливающие камеру на эпицентр спортивной схватки, на лицо, покрытое седьмым потом, порою даже на неудачника, а не на победителя, имеют возможность приоткрыть перед зрителем многообразную картину спорта. Вероятно, в истоках здесь было сопротивление мастеров фотографии парадно-представительскому подходу. Многие спортивные фотографы противопоставили такому взгляду внимание к человеку в спорте, каков он есть на самом деле, на себя одного только и похожему.
К тому же спортивная фотография, по сути, по своему главному предназначению, нацелена все-таки на другое. В теории можно отлично знать как фотографировать машины, но на практике, кадр с гонок может не подойти. Потому что упор будет сделан не на то, что ждёт читатель. Не на значительные художественные свершения, а на изобразительный отчет о только что состоявшихся и пока еще волнующих миллионы болельщиков состязаниях. Читатель, открывая газету, ждет фотографию, наглядно показывающую, как вчера был забит главный гол или как рванулась вперед на финише бегунья, как рухнул нокаутированный боксер или как взмыл над планкой прыгун… Это совсем другой стиль съёмки — репортажная фотография — АртТаганка, позволяющий запечатлеть самый интересный, яркий миг. Это — фотодокумент. И спрос с него иной. И только позже, просматривая отснятую пленку, фоторепортер находит кадр второстепенный с точки зрения оперативности, сиюминутности, злобы дня, но гораздо более выразительный, неожиданный, снятый с редкой точки съемки. Отпечатает его таким форматом, какой секретариату редакции вовсе не нужен, Придумает соответствующую подпись. Отошлет на конкурс или выставку и, возможно, удостоится медали, премии, диплома. Для фотолюбителей, которым не нужно спешить, чтобы попасть в ближайший номер газеты, такая «технология» особенно характерна. И наверняка приносит свои плоды. Все-таки жаль, что автор этих строк не располагает статистикой, сообщающей в процентах, сколько снимков, отобранных на выставку, было сделано в погоне, на бегу, под грифом «Срочно в номер!», а сколько родилось в результате неторопливых изысканий…
Разумеется, авторы оперативных журналистских снимков, как правило, находятся в лучших условиях, их просто ближе подпускают к арене спортивной борьбы. (Кстати, растущее расстояние до объекта журналистского интереса на соревнованиях становится все более тяжкой проблемой и для профессиональных фотографов, ищущих точку съемки.)




Профиль автора

; Профессиональный журналист, любитель сделать пару-тройку кадров, или срежиссировать сессию